Часть 3.
Свой рассказ о великом сыне туркменского народа я начал с красивой и трогательной легенды, услышанной мною в юности

Махтумкули

Рассказал я и о нашей поездке в деревеньку Ак Токай, где поэт обрёл вечный покой

Махтумкули

А теперь самое главное — его стихи.
Разумеется, даже самый талантливый перевод стихов не передаёт глубину мысли и мелодичность слога. И особенно, если писались стихи гением. Тем не менее, давайте вникнем в их содержание...

БЕЗВРЕМЕНЬЕ
Мир, одержимый суетой,
Грешит безумными делами.
В Каруны метит род людской,
Все ныне стали крикунами.

В пороках тонет бай-скупец.
Где солнце праведных сердец?
В чертогах родины купец
Торгует жалкими рабами.

Иссякли воды наших гор,
Не рвётся ветер на простор...
Когда-то веселивший взор
Гурген пересечён врагами.

О царство непроглядной мглы!
Пустеют нищие котлы;
Народ измучили муллы
И пиры с их учениками.

Смертельно родина больна,
Разрушена и сожжена.
Джигиты в наши времена
В темницах стали стариками.

Грабёж да бедность... И греша,
Ожесточается душа.
И ветер, яростью дыша,
Огнём проходит над степями.

Истощены, угнетены
Отчизны лучшие сыны.
Лихие стали скакуны
Простыми вьючными ослами.

Достойный муж как трус дрожит;
Красавица забыла стыд;
Шах, как змея, народ язвит,
Хан вьётся вороном над нами.

Где честь? Где верность и любовь?
Из горла мира хлещет кровь.
Молчи, глупцу не прекословь,
Страна кишит клеветниками.

Язык мой против лжи восстал, —
Я тот час палку испытал.
Невежда суфий пиром стал,
Осёл толкует об исламе.

Злак не растёт в тени тюрьмы.
Померкли светлые умы.
Глупцы, надевшие чалмы,
Вдруг обернулись мудрецами.

Ворует вор, богач берёт,
И наг и нищ простой народ;
С живого шкуру бай дерёт,
И сладу нет с ростовщиками.

И горы, словно корабли,
По морю слёзному пошли,
И кровь из глаз Махтумкули
Бежит хазарскими волнами.

(Карун — в Библии — Корей — по мусульманским преданиям богач, обладающий несметными сокровищами. За скупость был проклят и поглощён землёй со всем богатством.)

НЕ СПИ!
Ты, названный божьим рабом,
С Аллахом считайся, не спи.
Мир этот исчезнет потом,
Скорей просыпайся, не спи!

Пусть жизни бездонна река,
Ты здесь не пробудешь века,
И юность твоя коротка,
Трудись же, старайся, не спи!

Нетленной вселенной народ,
Тебя не дождавшись, уйдёт.
Готовься! От мелких забот
Скорей избавляйся, не спи!

Коль нужен тебе мой совет:
Пленён суетою сует,
За всё понесёшь ты ответ.
Будь смел, не скрывайся, не спи!

Пусть мира конец этот сон,
Крик детства и старости стон
Мгновенны в движенье времён,
Но ты не сдавайся, не спи!

Пусть ищешь почёта себе,
Мирской отдаваясь борьбе,
К чужой равнодушен судьбе,
Греху не предайся, не спи!

Не меряй все блага грошом,
Что толку в богатстве большом,
Корыстным не стань торгашом.
Добром занимайся, не спи!

ЕСЛИ
Коль нет богатства у джигита,
Безвестен он в родном краю,
Но будет имя знаменито
Тех, кто врагов разил в бою.

Нет сыновей — твой род прервётся, —
И канет имя в глубь колодца.
Бесплоден дух, коль не взметнётся
Мечта, подобная копью.

В кочевьях радости в избытке, —
Пускай ковры лежат в кибитке;
Но жизнь в безделье хуже пытки, —
Должна быть воля к бытию.

Махтумкули уменье ценит:
Ум и копьё врага подденет;
Беда, коль друг в бою изменит,
Прольёшь напрасно кровь свою!

ДЖИГИТ
Вырастет — праздным бездельником станет
С детства ленивый и сонный джигит,
Счастья к себе ни за что не приманит
Голодом злым изнурённый джигит.

Мудрый совет не исправит дурного,
Доброму хватит единого слова;
И, спотыкнувшись, оступится снова
Новых чарыков лишённый джигит.

Саблею машет иной горделиво —
Конь так и пляшет под ним черногривый.
Но убежит с поля битвы трусливо
Доблестью не одарённый джигит.

Может глупец разболтать что угодно.
Перья вороны для стрел не пригодны.
Разве себя поведёт благородно
Ветренностью заражённый джигит?

... Кровнику ты не отплачивай кровью,
Хлеб ему дай, пусть поест на здоровье,
Ласкою будет согрет и любовью.
Гость твой — нуждой отягчённый джигит.

Вдовый горбунью прекрасной считает,
Золото медью бесстрастный считает,
Ангела ведьмой ужасной считает
По пустякам обозлённый джигит.

Станет богатство змеёй плотоядной,
Кровь она будет сосать беспощадно,
Если закята не выплатит жадный,
Низкой наживой прельщённый джигит.

Знайте, Фраги только истину пишет,
Люди дурные неправдою дышат —
Праведных слов никогда не услышит
Богом самим обойдённый джигит.

(Закят — налог в пользу духовенства.)

ПРИШЛОСЬ
Любовь и море не имеют дна,
В безмерной страсти мне гореть пришлось.
Играет сердцем, как щепой волна,
Безумство волн мне одолеть пришлось.

Я спал. Был грозен пробужденья миг.
Любовь трудна, я это знал из книг.
Но глубины страданья не постиг,
За это муку мне терпеть пришлось.

Любовь, как вздох, как трепет ветерка,
Едва коснувшись -  снова далека.
И всё острей, и всё светлей тоска,
О прошлом счастье мне скорбеть пришлось.

Как маленькое солнце твой зрачок,
Костёр любви огнём меня обжёг,
Я счастлив тем, что я любовь сберёг,
Что мне её запечатлеть пришлось.

Тебе вручён неоценимый дар.
Будь с хрупкой вазой бережным, гончар,
К ней тянет руки грубые базар,
Венцом любви тебе владеть пришлось.

Отравленного выпил я вина.
И только ты ценить меня вольна.
Я крепость строил — рухнула стена.
В свою же мне попасться сеть пришлось.

Махтумкули, по воле волн, плыви,
Нет берегов, страдалец, у любви,
Друзей на помощь больше не зови,
Рабом любви мне умереть пришлось.


Makhtumkuli Faragi

Part 3
I began my story about the great son of the Turkmen people with a beautiful and touching legend that I heard in my youth

Махтумкули

I also talked about our trip to the village of Ak Tokai, where the poet found eternal peace

Махтумкули

 

And now the most important thing is his poems.
Of course, even the most talented translation of poems does not convey the depth of thought and the melody of the syllable. And especially if poetry was written by a genius. However, let's delve into their content ...

 

TIMELESS
A world obsessed with vanity
Sin by crazy deeds.
In Karuni, the human race marks
Everyone has now become screamers.

Buyer is drowning in vices.
Where is the sun of righteous hearts?
Merchant in the chamber of the motherland
Trades miserable slaves.

The waters of our mountains have run out
The wind does not break into the open ...
Once a gaze
Gurgen is crossed by enemies.

O kingdom of impenetrable darkness!
Beggar boilers empty;
The people tormented the mullahs
And feasts with their students.

Mortally sick,
Destroyed and burned.
Dzhigits in our time
In the dungeons they became old men.

Robbery and poverty ... And sin,
The soul becomes hardened.
And the wind, breathing with fury
Fire passes over the steppes.

Depleted, Depressed
Homelands are the best sons.
Dashing steel horses
Simple pack donkeys.

A worthy husband trembles like a coward;
The beauty forgot shame;
Shah, like a snake, people are ulcerating,
Khan crows like a raven over us.

Where is the honor? Where is fidelity and love?
Blood gushes from the throat of the world.
Be quiet, do not rebuke the fool,
The country is teeming with slanderers.

My tongue rebelled against lies, —
I experienced a stick that hour.
The ignorant Sufi became a feast,
Donkey talks about Islam.

Grain does not grow in the shadow of the prison.
Bright minds faded.
Fools who put on their turban
Suddenly they turned into sages.

A thief steals, a rich man takes
And naked and poor people;
From a live skin, the bayer is tearing,
And there is no slad with usurers.

And mountains like ships
They went along the tearful sea
And blood from the eyes of Makhtumkuli
Runs by the Khazar waves.

(Karun — in the Bible of Korea — according to Muslim legends, a rich man with innumerable treasures. For stinginess he was cursed and swallowed up by the earth with all the wealth.)

DO NOT SLEEP!
You called God's servant
Count with Allah, do not sleep.
The world will disappear later
Wake up soon, don’t sleep!

May life be a bottomless river
You will not be here for centuries
And your youth is short
Work hard, try not to sleep!

Imperishable universe people
Without waiting for you, he will leave.
Get ready! From petty worries
Get rid of it soon, don’t sleep!

If you need my advice:
Captured by the vanity of vanities
You will bear the answer for everything.
Be brave, do not hide, do not sleep!

May the world end this dream
Cry of childhood and old age moan
Instant in the movement of time
But don’t give up, don’t sleep!

May you seek honor for yourself
Worldly surrendering to the struggle
To a stranger indifferent to fate,
Do not indulge in sin, do not sleep!

Do not measure all blessings penniless
What is the use of great wealth
Do not become a mercenary merchant.
Do good, do not sleep!

 

IF A
Since the dzhigit does not have wealth,
He is unknown in his native land
But the name will be famous
Those who defeated enemies in battle.

There are no sons — your race will end, —
And the name will sink deep into the well.
Barren spirit, since it doesn’t take off
A spear-like dream.

In the nomads of joy in abundance, —
Let the carpets lie in the wagon;
But living in idleness is worse than torture, —
There must be a will to be.

Makhtumkuli skill appreciates:
The mind and spear of the enemy will succumb;
The trouble is, since a friend in battle will change,
Spill your blood in vain!

JIGIT
Will grow up — become an idle loafer
Since childhood, a lazy and sleepy dzhigit,
Happiness for himself will never beckon
Hungry evil exhausted dzhigit.

Wise advice will not fix the evil
Good is enough for a single word;
And stumbling, stumbles again
New Charyk devoid of a horse.

The saber waves another proudly —
The horse dances underneath the mane.
But run away from the battlefield cowardly
Valor is not a gifted dzhigit.

Can a fool talk anything.
Crow feathers are not suitable for arrows.
Does he behave nobly
An infected dzhigit windfall?

... do not repay blood to the blood man,
Give him bread, let him eat for health,
Weasel will be warmed and love.
Your guest — a needy weighed dzhigit.

Widowed hunchback considers beautiful
Gold impassive copper believes
Angela considers a witch terrible
For nothing, a pissed jigit.

Wealth will become a carnivorous snake,
She will suck blood mercilessly
If Zakat does not pay greedy,
Low profit seduced dzhigit.

Know, frags only write the truth,
Bad people breathe injustice —
He will never hear righteous words
God himself circumvented a horseman.

(Zakat is a tax in favor of the clergy.)

 

CAME
Love and the sea have no bottom
In immeasurable passion I had to burn.
He plays with his heart, like a wave of chips,
I had to overcome the frenzy of the waves.
I was asleep. The awakening moment was terrible.
Love is difficult, I knew it from books.
But the depths of suffering did not comprehend
I had to endure flour for this.Love is like a sigh, like the thrill of a breeze,
Barely touching — again far away.
And everything is sharper, and all is brighter
I had to grieve for the past happiness.Like a little sun your pupil
The fire of love burned me with fire
I'm happy that I saved love
What I had to capture it.You have been given an invaluable gift.
Be careful with a fragile vase, potter,
A rude bazaar is reaching for her hands,
You had to own the crown of love.I drank poisoned wine.
And only you are free to value me.
I built a fortress — the wall collapsed.
I had to get into my own network.Makhtumkuli, by the will of the waves, swim,
No coast, sufferer, love
Don't call friends for help anymore
I had to die a slave of love.