В центре Доброго города Хамедана, рядом с мавзолеем Авиценны — великого целителя древности, уютно расположились салон и творческая мастерская замечательного мастера и талантливого художника господина Мохаммада Эслампаноха.

Работа Маэстро. The work of the Maestro.

Работа Маэстро. The work of the Maestro.

Почти шестьдесят лет назад, подростком, юный Мохаммад впервые взял в руки мягкую и податливую глину. Учился работать с ней на простейшем гончарном круге, вращая его ногой. Какая она была своевольной, эта глина!
Но её ещё надо обжечь. Осваивал дровяной керамический горн — газовые появились позже. Не раз глотал слёзы, когда самые красивые блюда и кувшины трескались в безжалостном огне.

Работа Маэстро. The work of the Maestro.

Работа Маэстро. The work of the Maestro.

А однажды, сорок лет назад, в один из последних дней зимы он раздарил все свои лучшие работы друзьям, соседям, прохожим с улицы. Ведь на древнюю землю Ирана пришёл великий праздник — народ сверг власть ненавистного шаха. Потом радость сменилась огромным горем: из Ирака в молодую Исламскую Республику вторглись дивизии кровавого Саддама. На родину, на любимый Хамедан посыпались бомбы и ракеты с маркировкой на русском языке. Тогда было не до искусства — он расчищал завалы от бомбёжек, помогал беженцам, ухаживал за ранеными, хоронил земляков…

Работа Маэстро. The work of the Maestro.

Работа Маэстро. The work of the Maestro.

Шли годы. Постепенно приходило мастерство, которое превращает ремесленника в художника. Увлёкся росписью, её секретами, когда неказистые на вид красители, побывав в огне, превращаются частички солнца, неба, сада.
Сегодня каждый предмет в салоне Мастера Эслампаноха — это маленький шедевр.
Уже выросли и набрались опыта ученики и маэстро Мохаммад больше не ваяет керамику, не обжигает ее. Он творит главное — наносит голубую, как небо Ирана, зеленую, как поля и сады Ирана, золотую, как солнце над Ираном краски, которые сливаются и пересекаются, образуя один из образов родины — Прекрасного Ирана.

Гостья из Латвии Мария и ученица Маэстро — Фатеме. Guest from Latvia Maria and student of the Maestro — Fateme.

Маэстро и автор. Maestro and author.

Мы привезли несколько изделий из салона маэстро Эслампаноха — для себя и для друзей. Вам когда-нибудь дарили блюдо с дарами благодатной иранской земли — миндалем и фисташками, изюмом и финиками?

Поёт Амин Хабиби

Maestro from Hamedan

In the center of the Good City of Khamedan, next to the mausoleum of Avicenna, the great healer of antiquity, the salon and creative workshop of the wonderful master and talented artist Mr. Mohammad Eslampanoh are comfortably located.

Almost sixty years ago, as a teenager, young Mohammad first picked up soft and supple clay. He learned to work with her on the simplest potter's wheel, rotating his leg. What she was masterful, this clay!
But it still needs to be burned. He mastered the wood-burning ceramic forge — gas appeared later. I often swallowed tears when the most beautiful dishes and jugs cracked in a relentless fire.

And once, forty years ago, on one of the last days of winter, he gave away all his best works to friends, neighbors, passers-by from the street. Indeed, a great holiday came to the ancient land of Iran — the people overthrew the power of the hated shah. Then joy gave way to great grief: the divisions of the bloody Saddam invaded the young Islamic Republic of Iraq. On the homeland, on the beloved Khamedan, bombs and missiles with markings in Russian fell in. Then it was not time for art — he cleared the rubble from the bombing, helped refugees, looked after the wounded, buried fellow countrymen ...

Years passed. Gradually, mastery came, which turns a craftsman into an artist. I was carried away by painting, its secrets, when unprepossessing-looking dyes, having been on fire, particles of the sun, sky, garden turn.
Today, every item in the salon of Master Eslampanoha is a small masterpiece.
Students have already grown and gained experience, and Maestro Mohammad no longer sculpts ceramics, does not burn them. He does the main thing — he paints blue, like the sky of Iran, green, like the fields and gardens of Iran, golden, like the sun over Iran, colors that merge and intersect, forming one of the images of the homeland — Beautiful Iran.

We brought several products from the salon of maestro Eslampanoha — for ourselves and for friends. Have you ever been given a dish with the gifts of the fertile Iranian land — almonds and pistachios, raisins and dates?

Amin Habibi sings