Четвёртого ноября мы прилетели из Машхада в Керман. Пару часов полёта на аэробусе А310 и вот мы уже в аэропорту Кермана. Ждём пока выгрузят багаж и мы получим наши чемоданы. Напротив сидит симпатичный пожилой иранец. Мы несколько раз обмениваемся улыбками и вдруг он неожиданно обращается ко мне по-английски…

Говорящая на английском языке молодёжь в Иране не редкость. Видя, что вы европеец, молодые люди часто обращаюся к вам, желая пообщаться. Английским также владеют администраторы в гостиницах и служащие в банках.

...«Приветствую вас в Иране! Меня зовут Мохаммадали. Откуда вы?», — спрашивает наш попутчик. Выясняется, что он возвращается домой из Машхада, где посетил мавзолей имама Резы. Живёт в городе Рафсанджан, что в 95 километрах от Кермана и за ним на машине должен приехать сын. Узнав, что мы не в первый раз в Иране и что будучи в Машхаде, мы также были у имама Резы, предлагает отвезти нас в отель. (О замечательном отеле «Ахаван», где мы и остановились, я уже рассказывал)

Керман туристический. Отель

Прощаясь, наш новый друг приглашает нас к себе в гости и оставляет свой телефон...

Дом господина Гхолами. House of Mr. Gholami.

В городе Рафсанджан проживают около трёхсот тысяч человек и он является административным центром одноимённого шахрестана (района). Название города происходит от слова «рафсанг», что означает «медь». Именно крупнейшие в мире медные рудники Сарчешме и фисташковые сады шахрестана принесли Рафсанджану известность как в самом Иране, так и далеко за его пределами.
О целых фисташковых лесах здесь упоминал ещё Марко Поло в своих записях о путешествии по Ирану. А местные жители утверждают, что в деревне Удрадж произрастает фисташковое дерево возрастом в полторы тысячи лет. В шахрестане фисташковыми садами занято 130.000 гектаров земли, а их ежегодный урожай составляет 120-140 тысяч тонн.

Фисташковое дерево. Pistachio tree.

Его плоды. Its fruits.

Фисташки на рынке. Pistachios in the market.

Добываемая в Сарчешме руда и получаемая из неё медь полностью обеспечивает потребности Ирана в «красном металле» и идёт на экспорт. Но к сожалению медеплавильный завод, являясь третьим по величине в мире, пока ещё весьма негативно влияет на местную экологию.

Климат здесь полупустынный: очень жаркое лето и холодная для этих широт зима. Случается, что даже сюда зимой доходят холодные фронты из Сибири и идут дожди со снегом. А однажды даже похолодало до -17 градусов. Летом же +40 — обычное дело…

… Позвонив от администратора гостиницы господину Гхолами, мы собрались в Рафсанджан. Ехать нам рекомендуют на такси. Оказывается, машина на двоих нам будет стоить 800.000 реалов. Или 6,45 евро за 95 километров пути. Разумеется, мы едем!

На одной из площадей нас уже встречают гостепреимный хозяин и его сын. Первым делом нам надо познакомиться с его семьёй и мы едем к нему домой. Забегая вперёд, взгляните на нас всех за обеденной скатертью. Здесь сам хозяин Мохаммадали Гхолами, его супруга Таиба, сын Мохаммадхоссейн, сестра Фарзане с мужем Хамидом и внуки.

Обед в гостях у Мохаммадали Гхолами. Dinner visiting Mohammadali Gholami.

Обед в гостях у Мохаммадали Гхолами. Dinner visiting Mohammadali Gholami.

А обо всём, что мы увидели в тот день в городе Рафсанджане и в его окрестностях — я ещё расскажу…

Поёт Омид Хаджили

According to Kerman. Rafsanjan. Friends.

On the fourth of November we flew from Mashhad to Kerman. A couple of hours of flight on the A310 Airbus and here we are at Kerman Airport. We wait until luggage is unloaded and we will receive our suitcases. Opposite is a handsome elderly Iranian. We exchange smiles several times and suddenly he suddenly speaks to me in English ...

English-speaking youth in Iran are not uncommon. Seeing that you are European, young people often turn to you, wanting to chat. English is also mastered by hotel administrators and bank employees.

... "I welcome you to Iran! My name is Mohammadali. Where are you from? ”Asks our fellow traveler. It turns out that he is returning home from Mashhad, where he visited the mausoleum of Imam Reza. He lives in the city of Rafsanjan, which is 95 kilometers from Kerman and his son should come by car. Upon learning that we are not the first time in Iran and that being in Mashhad, we were also with Imam Reza, he offers to take us to the hotel. (I already talked about the wonderful Akhavan hotel, where we stayed)

Керман туристический. Отель

Saying goodbye, our new friend invites us to visit and leaves his phone ...

About three hundred thousand people live in the city of Rafsanjan and it is the administrative center of the shakhrestan (district) of the same name. The name of the city comes from the word «rafsang», which means «copper». It is the world's largest copper mines of Sarcheshme and pistachio gardens of shahrestan that brought Rafsanjan fame both in Iran itself and far beyond its borders.
Marco Polo referred to the whole pistachio forests here in his travel notes on Iran. And local residents claim that in the village of Udraj grows a pistachio tree with an age of one and a half thousand years. In Shahrestan, 130,000 hectares of land are occupied by pistachio gardens, and their annual harvest is 120-140 thousand tons.

The ore mined in Sarcheshma and the copper obtained from it fully meets Iran’s demand for “red metal” and is exported. But unfortunately, the smelter, being the third largest in the world, still has a very negative impact on local ecology.

The climate here is semi-desert: very hot summers and winters cold for these latitudes. It happens that even here in winter cold fronts come from Siberia and it rains with snow. And once it even got colder to -17 degrees. In the summer, +40 is a common thing ...

... Calling from the hotel administrator Mr. Gholami, we gathered in Rafsanjan. They recommend us to go by taxi. It turns out that a car for two will cost us 800,000 reais. Or 6.45 euros per 95 kilometers. Of course we are going!

On one of the squares we are already greeted by the hospitable host and his son. First of all, we need to get acquainted with his family and we go to his house. Looking ahead, take a look at us all at the dinner tablecloth. Here the owner Mohammadali Gholami, his wife Taiba, son Mohammadhosseyn, sister Farzane with her husband Hamid and grandchildren.

And about everything that we saw that day in the city of Rafsanjan and its environs, I will tell you more ...

Omid Hajili sings