Величайшего поэта Шамсуддина Мухаммада Хафиза Ширази по месту в персидской поэзии можно сравнить только с А.С.Пушкиным в поэзии русской. Его стихи — это вершина, достичь которую за шесть прошедших веков не удалось никому.
О жизни поэта нам известно очень мало. Считается, что он родился в Ширазе. В 1325 году. Уже в восьмилетнем возрасте мальчик знал наизусть Священный Коран, за что получил титул «Хафиз», с которым и вошёл в культуру человеческой цивилизации.
Из множества легенд о жизни Хафиза Ширази поделюсь одной — в пересказе замечательного русского писателя и историка Сергея Петровича Бородина…

«А Мулло Камар, сидя на истертой козьей шкуре, терпеливо ожидая чего-то, известного ему одному, медленно перелистывал стихи Хафиза и некоторые из них читал нараспев, вслушиваясь в тайные созвучия давно знакомых газелл:

О, если та ширазская турчанка
Моим захочет сердцем обладать,
Не поскуплюсь за родинку на щечке
Ей Бухару и Самарканд отдать…

…………………………………………………………………………………………………………………

… Но Тимур уже не смотрел на поклоны Мулло Камара.
Не разгибая правой ноги, он захромал по залам, расписанным мягкими кистями гератских живописцев, — сады, полные барсов, газелей и розовых попугаев в гибких склонах темно-зеленой листвы; царская охота среди зеленых холмов, где красный конь вскинул лысую голову, когда нарядный всадник спустил стрелу и скачущая газель споткнулась, ибо стрела пригвоздила ей ухо к заднему копытцу; две красавицы любуются на охоту из-за холма; вот сам он сидит в точеной легкой беседке, беседуя с женами, которых художник нарядил в персидские платья, хотя они носят одежды своих народов, а не ираские! Вот битва за Шираз, а вот и самый Шираз! И снова Тимур уведел себя на коне, таким, каким стал теперь, а не таким, каким был двенадцать лет назад, когда брал Шираз, а у стремени стоит согбенный дервиш в лохмотьях, опоясанный веревкой, — прославленный поэт Хафиз…
Двенадцать лет прошло. Многие тогда восхваляли газеллы Хафиза, а между ними и ту, что показалась оскорбительной завоевателю мира. И когда Тимуру сказали, что среди ширазских дервишей скрывается этот самый Хафиз, Тимур велел привести поэта.
В тот день, когда Тимур собрался на охоту и уже сел в седло, ему доложили, что поэт выслежен, схвачен и приведен.
Повелитель глянул с коня на этого жалкого оборванца: стар, борода остра и седа, брови широки, густы и черны, а большой нос темен, как у пьяницы, но глаза дерзки и взгляд тверд, а под усами — ухмылка. Эта самая ухмылка и рассердила Тимура: при нем еще никто не ухмылялся, а только улыбались, плакали и кланялись.
Тимур хотел было наказать поэта палками, но сперва сказал:
— Я весь мир перевернул, собирая достойное, чтобы украсить свои города, а паче всех — Самарканд, главнейший из городов мира. Как же ты посмел раздавать мои города за какие-то там родинки на щечках!
Хафиз, грустно улыбнувшись, подергал свои лохмотья и без поклона ответил:
— Видишь сам, государь, до чего довело меня такое мотовство!
— Ну, то-то! — ответил Тимур, не зная, что сказать в ответ этому дерзкому старику, и тронул серебряными каблуками чуткие бока коня. Конь пошел, за повелителем двинулись его спутники, торопясь выехать на охотничий простор из Шираза, смердящего мертвечиной.
Поэт остался позади, на краю двора, неподвижно пропуская перед собой пышный двор завоевателя, словно делал смотр высокомерным пришельцам. И теперь, разглядывая эту роспись, Тимур впервые вспомнил, что двенадцать лет назад еще жил на свете старый, неуживчивый поэт Хафиз...»

Хафиз закончил свой жизненный путь здесь же, в Ширазе, в 1390 году.
Его могила находится в одном из парков на бульваре Голестан. К ней мы и направляемся...

У входа в парк нас ждёт огромное разочарование. Вход в парк — платный. И ладно бы… Но с иностранных гостей, знающих, любящих и желающих поклониться великому сыну этой земли, взымается налог в 400 (четыреста!) процентов от стоимости входного билета…
Это так не вяжется с тем, что мы знаем о скромной жизни поэта, о гостепреимстве народов Ирана, что мы говорим «Прости нас, Хафиз!» и уходим…

…. Прошло шесть веков. А песни на стихи Хафиза звучат в Иране и сегодня

Послесловие.

… Будучи в Иране, мы почтили память великого туркменского поэта Махтумкули Фараги и поклонились его могиле. Для этого на автобусе из Тегерана приехали в город Горган (527 км). Потом на такси — до деревни Ак Токай (235 км). Спасибо иранским туркменам, что мы смогли бесплатно отдать долг памяти и уважения поэту — денег с гостей они не берут…
Махтумкули

… И дома, в Риге, мы побывали на кладбище, где нашёл вечный покой великий сын нашей маленькой Латвии — Янис Райнис. И, представьте, — тоже бесплатно…

И ещё… Это письмо, адресовано мне, автору...

«Здравствуйте, уважаемый Владимир!
Посещение могилы А.С. Пушкина и его родных, похороненных в Святогорском Свято-Успенском мужском монастыре в Пушкинских Горах Псковской области — бесплатное, вне зависимости от того, гражданином какой страны является посетитель. Так было всегда.
С уважением,
Георгий ВАСИЛЕВИЧ,
директор Пушкинского Заповедника.
16.12.2019.»