Часть 3.

Продолжаем экскурсию по Тахте Джамшиду
По Фарсу. Тахте Джамшид (Персеполис)
По Фарсу. Тахте Джамшид (Персеполис)
Мы покидаем Ападану и проходим через каменные ворота с огромными каменными быками...

Восемь ворот вели к покоям того, кто правил землёй по воле Ахура-Мазды — Бога светлого, благодатного…

«Творец — я, Покровитель,
Хранитель и Всезнающий,
Мне Дух Святейший имя,
И мне Целитель имя,
Целебнейший — мне имя,
И мне Служитель — имя,
Священнейший Служитель,
И мне Ахура имя,
Ещё мне Мазда имя...»
(Авеста. Гимн Ахура-Мазде. Яшт 1.)

«Говорит Дарий-царь; вот страны, которые достались мне по милости Ахура-Мазды, над ними я — царь: Персия, Элам, Вавилония, Ассирия, Аравия, Египет, … Спарда, Яуна, Мидия, Армения, Каппадокия, Парфия, Зранка, Харайва, Хорезм, Бактрия, Согдиана, Гайдора, Сака, Сатагу, Харахвати, Мака...»
(Бехистунская надпись)

Персидское искусство эпохи Ахеменидов было целиком наполнено пафосом силы, прославляющее мощь империи, её победы, завоевания её царей. Жестокое, но могучее искусство — здесь неукратимая львиная ярость и бешеная сила дикого быка.
Каменные быки Тахте Джамшида — это стражи обители самого наместника Ахура-Мазды, охраняющие его покои от врагов видимых и невидимых.
Царь!
Он у персов не бог, как поверженный фараон Египта, но всемогущий земной повелитель, меч которого — высший закон империи. А его дворец затмивает своим размахом и роскошью всё, что когда-либо создавали другие народы, страны и повелители...

Мы попадаем ещё в один зал — огромное помещение, названное археологами Залом ста колонн. Немного воображения и их основания превратятся в каменный лес. А вокруг золотые обшивки и яркие израсцы. Блестят краски, играют лучи солнца, а по стенам рельефные фигуры воинов. Из многие сотни, лица их бесстрастны, как и те, живые, гвардия повелителя, которых греки назвали «бессмертными», так как их всегда было десять тысяч...

Музыкальный привет из Ирана

(Продолжение следует)