Часть 2.

Но не только исторические Ворота Корана, о которых был мой предыдущий рассказ, привлекают сюда гостей Шираза.
Шираз туристический. Ворота Корана

Здесь нашёл вечный покой средневековый персидский поэт Хаджу Кермани.
Он родился в 1280 году в городе Кермане, в богатой семье. Это позволило ему посетить Египет, Сирию и Ирак, где он, кроме всего прочего, изучал математику и медицину. Познакомившись с учением суфиев, он вступил в один из их орденов. Но в историю Хаджу Кермани вошёл всё же как выдающийся поэт…
Начав с подражания стихам Фирдоуси, Кермани обогатил поэзию того времени темами мистицизма. И не только. В его стихах зазвучали юмор и критика людского лицемерия…
Поэт прожил долгую жизнь и окончил свой земной путь в Ширазе. В 1352 году.

До наших дней дошли многие поэтические труды Хаджу Кермани.
В «Гумай и Гамаюн» поэт рассказывает о приключениях персидского принца Гумая, влюблённого в китайскую принцессу Гамаюн.
А «Цветок и Новруз» — это гимн великому чувству любви.
В «Самнаме» же, он воспевает героизм и самоотверженность.
«Розетуль-энвар» — это произведение, наполненное мистикой…

Вот как звучат некоторые строки Хаджу Кермани в переводе Сергея Шервинского:

Руками вырви очи звезд, казни их равнодушный хор!
Ты Водолеево ведро у старца-неба отыми!
С султана-полдня ты сорви его венец, будь смел и скор!
А ежели захочешь ты на полюс неба залететь,
Похить трех жен у Мертвеца и прочь умчись во весь опор!
Ты пламя солнца разогрей, перо волшебное сожги!
Ты небу голову сруби! Кинжал Бахрама — твой топор!
Нейди тропой игры пустой, — иди божественной тропой,
Ты рук беспечностью не мой, — таков наш будет уговор.

***

Когда под сенью райских кущ собой украсила айван
Невеста высшего и скрыт был голубою тканью стан,
Всем показалось, что вошла восточной спальни госпожа,
Полночной тьмы густую прядь решив запрять под чачван.
Из яхонтов сготовил мир питье, врачующее дух,
Из мозга времени изгнал унынья хмурого дурман,
И на подвешенном ковре фиглярить начала судьба.
Из под эмали кубка встал шар солнца, золот и багрян.
И показалась, засверкав, из под зеркального зонта
Верхушка самая венца того, кто на небе султан.
Казалось, что идут гулять жасминолицые красы
И вырос на лугу небес у ног их пламенный тюльпан.
Луна склонила лик туда, где стан на Западе разбит,
На берег выпрянул из волн челнок, покинув океан.
Прекрасней солнца, в дверь мою вступила полная луна, —
Тот лик и самое Зухру пленил бы, ярко осиян.
Она душиста и свежа, побег рейхана — прядь ее.
Струится пряный ветерок, мир благовонен, как рейхап.
Растертым мускусом она лицо посыпала луны,
Под благовонною рукой запел шиповник свой дастан…
Что он гласит? Он нам гласит, что нынче праздник, торжество!
Хосрову мы поем стихи, — в них поздравляется хакан.

А это современная иранская мелодия. Но тоже с элементами мистики…