САМЫЕ ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

Керман: Пейзажи и Природа

0

Керман туристический. Базар. (Продолжение)

0

Часть 3.

Мы узнали об истории строительства базара в Кермане и представляем как он «жил» в прошлом...

Керман туристический. Базар

Теперь давайте погуляемся по базару. Начнём мы с Медного Базара, где нас встречает памятник мастеру-меднику…

Хозяина этого магазинчика зовут Садех. Он любезно встретил нас у входа, пригласил в магазин и пока мы «изучали» чем он торгует, открыл в мобильнике свой электронный адрес — для нас...

А эта красота представлена в магазине уважаемого Мохаммада Резо. Здесь кроме изделий из меди продаётся и серебрянная посуда. Не магазин, а музей, не правда ли?

Наиболее «ходовой» товар торговцы выставляют на улице…

Идём по базару дальше…
Ого! Это же перстни. Из серебра и с самоцветами. Вот это выбор!

Скатерть у меня уже есть. А вот туфли бы — не помешали…

— Я из Риги. А вы откуда?

— Милый, какие три километра? Мы прошли все десять! Давай отдохнём. Пошли-ка сюда….
— Какой милый дворик!
— Отдыхаем здесь!

(Продолжение следует)

Kerman is tourist. Bazaar

(Continued)

Part 3

We learned about the history of the construction of the bazaar in Kerman and imagine how he «lived» in the past ...

Керман туристический. Базар

Now let's take a walk around the bazaar. We will start from the Copper Bazaar, where we are greeted by a monument to the master brazier ...

The owner of this shop is called Sadeh. He graciously met us at the entrance, invited us to the store, and while we “studied” what he was selling, he opened his email address in the mobile phone — for us ...

And this beauty is presented in the store of the respected Mohammad Rezo. Here, in addition to copper products, silver dishes are also sold. Not a store, but a museum, is it?

Traders exhibit the most “running” goods on the street ...

We go further in the market ...
Wow! These are the rings. From silver and with gems. This is the choice!

I already have a tablecloth. But the shoes would not hurt ...

— I'm from Riga. Where are you from?

— Honey, what are three kilometers? We went through all ten! Let's take a rest. Come here ...
— What a sweet courtyard!
— Resting here!

(To be continued)

Керман туристический. Базар

0

Часть 2.

Если вы приехали в город Керман, то первым делом надо заселиться в хорошую гостиницу

Керман туристический. Отель

Осмотр города на Востоке принято начинать с базара.
Базар здесь всегда был лицом и сердцем города, будь он в столице или в захолустном городке. Частично это сохранилось и сейчас. Хотя уже не местные, а заморские (чаще всего китайские) товары заполонили ныне полки торговцев. К счастью, ещё не везде...

От отеля «Ахаван», где остановились мы, до городского базара несколько километров. Поездка на вызванном по нашей просьбе такси обошлась нам в 80.000 реалов (0,65 евро).
Здесь хочу уточнить. Мы прилетели в Керман в первых числах ноября 2019 года. Курс евро был равен 124.000 реалов. Бензин же стоил 10.000 реалов, то есть 8 евроцентов за литр. А уже в середине ноября правительство Ирана резко подняло стоимость горючего — до 30.000 за литр бензина. И как нам сообщают из Кермана — теперь доехать до базара стоит 100.000 реалов. Что при нынешнем курсе евро в 140.000 реалов обойдётся в 71 евроцент. Это, кстати, не с человека, а за машину, в которой могут ехать до 4-х пассажиров.

Вход на Раста-базар Кермана. Entrance to the Rasta Bazaar of Kerman.

Старый Керман — это целый исторический комплекс, включающий в себя площадь, базар, мечеть, караван-сарай, баню, хранилище воды, монетный двор и религиозную школу. Комплекс возводился правителем провинций Керман, Систан и Кандагар Гандж Али Ханом с 1596 года, в течение четверти века. Руководил строительством зодчий Мохаммад Солтани, приглашённый сюда из Язда.
Интересна судьба самого Гандж Али Хана.
Курд по национальности, он родился в небогатой семье на западе Ирана. Подростком попал в Герат, где судьба свела его юным принцем, будущим шахом Аббасом Первым. Здесь они сдружились на всю жизнь. Будучи беззаветно преданным шаху, Гандж Али Хан участвовал во многих военных компаниях. Но в историю Ирана он вошёл как губернатор и строитель Кермана. Поэтому исторический комплекс старого Кермана ныне носит его имя.

Гандж Али Хан. Ganj Ali Khan.

Давайте попробуем перенестись в далёкое прошлое и прогуляться по базару Кермана, исправно служащему людям уже целых четыре века. Все эти века базар, именуемый Раста-базар, рос и приспосабливался к потребностям торговцев и покупателей, горожан и сельчан, мусульман и зороастрийцев, персов и белуджев — всех кто жил и ныне живёт на древней земле этого края.
Раста-базар — общее название. Три километра крытых галерей, где шла торговля всем, что творили умелые руки ювелиров и кузнецов, гончаров и ткачей, кожевников и грамотеев, пекарей и поваров делились в свою очередь на базар Кейсарийе, базар Эхтияри, базар Азиз, базар Хадамгах, базар Кала-Махмуд, базар-е-Месгари Шомали и другие.

Группа туристов. A group of tourists.

На экскурсию. On a tour.

О том, как выглядел восточный базар многие века в прошлом лучше всех нам расскажет великий знаток истории Востока — замечательный русский писатель Сергей Петрович Бородин:

« Огромные, как деревянные солнца, колёса арб покатились по булыжным мостовым. Водоносы заплескали голубой водой жёлтую базарную пыль; огромными, как деревья, мётлами сторожа вымели щедро политую землю площадей и переулков; но лавочники мягкими вениками снова подмели места перед своими палатками, не столько по надобности, сколько для порядка, теша свою гордость хозяев этого кусочка базара, где по своей охоте вольны они подметать и торговать, и, перебирая чётки, размышлять, почему никогда ни на одном базаре не бывает столько покупателей, сколько хотел бы купец. Века шли, базары шумели, ветшали, строились заново, тысячи тысяч людей выкрикивали на разные лады названия своих товаров, деньги повышались в цене и теряли цену, а всегда покупателей было меньше, чем желалось купцам.

Веник — вещь нужная. A broom is a necessary thing.

Открываются палатки, и в их глубине вспыхивают шелка или медные подносы, груды деревянных, пёстро расписанных сёдел, лохматые свитки тяжёлых ковров, золотые кружева браслетов и ожерелий, товары местных изделий и привозные со всего света, — русские меха и льняные полотна, фарсидские зеркала в разрисованных оправах, китайские зеленовато-белые блюда и чаши, персидские голубовато-белые, расписанные синью кувшины и вазы, гератское золотое шитьё по красному сафьяну, тугой, серебрящийся хорезмийский каракуль, благовонные смолы из Смирны и тысячи иных товаров, ни названия, ни применения коих никому не снятся, пока покупатель не приметит их в одной из тысяч лавчонок…

… Открываются лавчонки медников и серебрянников, и розовые огоньки загораются на чеканных боках кувшинов, на хитрых узорах блюд, на выпуклых, как мышцы, гранях медных щитов, на серебре, изукрашенном бирюзой, на меди, где высечены деревья и крепости, на подносах, способных вместить варёного быка, и на крошечных чернильницах для узких, как кинжалы, пеналов….
… Достают мастера орудия своего дела: мастер арб — острый тяжёлый тесак, а живописец — кисть, лёгкую и тонкую, как девичья ресничка. Колесники поднимают широкие карагачёвые молотки, а серебряники точат стальные резцы, острые, как жала.
Равно искусны и прилежны руки мастеров, равно изощрёно опытом и усердием их зрение, но как не схожи орудия их труда, так и доходы их не равны и не схожи. И чаще случается здесь, что чем тяжелее орудие в руках мастера, тем легче его кошелёк…

… Ревели быки на скотных рынках и ржали кони на конных площадках. Протискивались сквозь базар запоздалые стада баранов, сгоняемых сюда со степей, и растекался по переулкам горький запах полыни, пыли и горячей шерсти, не успевшей за ночь остыть от степного зноя…

… Солнце разгоралось. Алые, золотые, белые пятна света проникали сквозь щели крыш и перекрытий базара, падали на халаты купцов, на лохмотья ремесленников, на протёртые маслом тела рабов, выведенных на продажу, на серые лохмотья рабов, выведенных на работу. Вспыхивали на мордах коней и на зелёных каблуках туфель, на белых чалмах и на алых коврах. Пятна светлого утра — узкие, как мечи, кругленькие, как деньги, широкие, как ковры.
Утро.»

(Продолжение следует)

Kerman is tourist. Bazaar

Part 2.

If you come to the city of Kerman, then the first thing you need to check into a good hotel

Керман туристический. Отель

Inspection of the city in the East is customary to start from the bazaar.
The bazaar here has always been the face and heart of the city, whether it be in the capital or in a provincial town. This has partially survived now. Although it is no longer local, but overseas (most often Chinese) goods now flooded the shelves of merchants. Fortunately, not everywhere ...

From the Akhavan Hotel, where we stayed, there are several kilometers to the city bazaar. A trip on a taxi called at our request cost us 80,000 reais (0.65 euros).
I want to clarify here. We flew to Kerman in the early days of November 2019. The euro was equal to 124,000 reais. Gasoline cost 10.000 reais, that is, 8 euro cents per liter. And in mid-November, the Iranian government sharply raised the cost of fuel — up to 30,000 per liter of gasoline. And as we are told from Kerman — now getting to the bazaar costs 100,000 reais. That at the current euro exchange rate of 140,000 reais will cost 71 eurocent. This, by the way, is not per person, but for a car in which up to 4 passengers can ride.

Old Kerman is a whole historical complex, which includes a square, a bazaar, a mosque, a caravanserai, a bathhouse, a water store, a mint and a religious school. The complex was built by the governor of the provinces of Kerman, Sistan and Kandahar Ganj Ali Khan since 1596, for a quarter century. The construction was supervised by the architect Mohammad Soltani, invited here from Yazd.
The fate of Ganj Ali Khan himself is interesting.
Kurd by nationality, he was born into a poor family in western Iran. As a teenager, he ended up in Herat, where fate brought him to a young prince, the future Shah Abbas the First. Here they became friends for life. Being completely devoted to the Shah, Ganj Ali Khan participated in many military companies. But he entered the history of Iran as the governor and builder of Kerman. Therefore, the historical complex of old Kerman now bears his name.

Let's try to travel back to the distant past and take a stroll through Kerman's bazaar, which has been serving people for four centuries. All these centuries, the bazaar, called the Rasta Bazaar, has grown and adapted to the needs of merchants and buyers, townspeople and villagers, Muslims and Zoroastrians, Persians and Balochs — all who lived and now live on the ancient land of this land.
Rasta Bazaar is a common name. Three kilometers of covered galleries, where everything was sold that was done by the skillful hands of jewelers and blacksmiths, potters and weavers, tanners and diplomas, bakers and chefs, were divided in turn into the Caesariye Bazaar, Ekhtiyari Bazaar, Aziz Bazaar, Khadamgah Bazaar, Kala Mahmud Bazaar , Bazaar e Mesgari Shomali and others.

The great expert on the history of the East, the remarkable Russian writer Sergei Petrovich Borodin, will tell us how the eastern bazaar looked like many centuries in the past:

“The wheels of the arbas, huge as wooden suns, rolled down the cobblestone bridges. Water carriers splashed yellow bazaar dust with blue water; huge as trees, the watchman's brooms washed out the generously watered land of squares and alleys; but the shopkeepers again sweeping the places in front of their tents with soft brooms, not so much as needed, but for order, amusing the pride of the owners of this piece of the bazaar, where they are free to sweep and trade in their hunts, and, sorting out the beads, ponder why never on any There aren’t as many buyers as a merchant would like in a bazaar. Centuries passed, bazaars were noisy, dilapidated, rebuilt, thousands of thousands of people shouted the names of their goods in different ways, money increased in price and lost price, and there were always fewer buyers than merchants wanted.

Tents open, and in their depths flare up silk or copper trays, piles of wooden, colorful painted saddles, shaggy scrolls of heavy carpets, gold lace of bracelets and necklaces, local products and imported from around the world — Russian furs and linen, Farsi mirrors in painted frames, Chinese greenish-white dishes and bowls, Persian bluish-white, blue-painted jugs and vases, Herat gold embroidery on red morocco, tight, silver Khorezmian astrakhan fur, fragrant tar from Smyrna and thousands of other goods, either the name or the application of which no one dreams, while the buyer does not receive them in one of the thousands of little shops ...

... Shops of coppersmiths and silver coins open, and pink lights light up on the chased sides of jugs, on cunning patterns of dishes, on the convex, like muscles, faces of copper shields, on silver, decorated with turquoise, on copper, where trees and fortresses are carved, on trays capable of fit a boiled bull, and on tiny inkwells for pencil cases as narrow as daggers ...
... The master of the tool of his craft gets out: the master of arb is a sharp heavy cleaver, and the painter is a brush, light and thin, like a girl’s eyelash. Chariots raise wide Karagachev’s hammers, and silversmiths sharpen steel incisors, sharp as stings.
The hands of the masters are equally skillful and diligent, their eyesight is also sophisticated with experience and zeal, but just as their tools are not similar, their incomes are not equal and not similar. And it often happens here that the heavier the gun in the hands of the master, the lighter his wallet ...

... Bulls roared in livestock markets and neighing horses on horse riding grounds. Late herds of sheep squeezed through the bazaar, driven here from the steppes, and the bitter smell of wormwood, dust and hot wool spreading through the alleys, which did not manage to cool down from the steppe heat overnight ...

... the sun flared up. Scarlet, gold, white spots of light penetrated through the gaps of the roofs and ceilings of the bazaar, fell on the dressing gowns of merchants, on the tattered artisans, on the oil-rubbed bodies of the slaves put up for sale, on the gray tatters of the slaves brought to work. Flashed on the faces of horses and on the green heels of shoes, on white turbans and on scarlet carpets. The spots of the bright morning are as narrow as swords, as round as money, as broad as carpets.
Morning."

(To be continued)

Дорогие братья!

0

Дорогие братья!

Уважаемые друзья!

Люди доброй воли!

Большая беда пришла на землю Прекрасного Ирана.
Большой Сатана вновь показал свою преступную и гнустную сущность. Совершён позорнейший акт международного терроризма. Убит верный ученик Великого Имама Хомейни, прославленный генерал Касем Солеймани.
Мы, Латвийские Друзья Ирана клеймим позором сатанёнка Трампа и обещаем умножить свои усилия на благо Братского Ирана.

Будь проклят Большой Сатана!

Будь трижды проклят сатанёнок Трамп!!

Да будет с Касемом Солеймани милость Всевышнего!!!

Правление общества «Барадаран-наме».
Рига.
3 января 2020 года.

Dear brothers and friends!

Great misfortune came to the land of Iran. Big Satan again showed his infamous criminal essence. The most shameful act of international terrorism has been committed. The loyal disciple of the Great Imam Khomeini, General Kassem Soleimani, was killed.
We, the Latvian Friends of Iran, stigmatize the satanic Trump and promise to increase our efforts for the benefit of Fraternal Iran.

Damn Big Satan!

Damn the satanic Trump !!

May the mercy of the Almighty be with Kassem Soleimani !!!

The board of the Baradaran-name society.
Riga.
January 3, 2020.

С Новым годом!

0

Дорогие друзья!

Латвийское общество Друзей Ирана «Барадаран-наме» поздравляет всех людей доброй воли с наступающим 2020-м годом.
Желаем вам быть сильными, как Иран, гордыми, как Иран, и красивыми, как Иран.
И конечно желаем вам здоровья, мира и любви.

Правление общества «Барадаран-наме».
Рига.

Насридин Фозил, г. Стокгольм, Швеция. Дўстлар, барчангизни Янги йил байрами билан чин қалбдан муборакбод этаман Янги йил хонадонингизга файзу барака, ишларингизга омад келтирсин. Барча орзуларингиз рўёбга чиқсин Байрамингиз қутлуғ бўлсин.

Алёна Маркина, г. Москва, Россия.
В Новом году желаю счастья , здоровья , побольше улыбок и добрых глаз вокруг!

Юрий Медовар, г. Москва, Россия.
В новом году я хочу пожелать иранским женщинам стать равноправными гражданами своей страны.
Убрать хиджабы и радовать мужчин своей красотой.
А то, что иранские женщины красивы, у меня нет сомнений!!!

Реза Бигдели, г. Гармаб, Иран.
سال نو مبارک امیدوارم در سال جدید همه مردم جهان با هم دوست باشند.

Оксана Барило, г. Прилуки, Украина.
Нехай в цьому році вас чекає тільки здоров’я, радість і удача!
Нехай цей рік буде роком здійснення мрій і втілення в життя всіх заповітних бажань!
Нехай у кожного з нас у цьому році буде якомога більше щасливих днів!

Анита Ласмане, маг-изотерик, г. Рига, Латвия.
Пусть белая металическая крыса принесёт всем много здоровья и денег, меньше интриг и ссор.

Юрий Петровский, г. Минск, Беларусь.
Здоровья счастья любви и мира.
Всегда без войны.

Микола Васькив, г. Киев, Украина.
Сійся-родися, жито, пшениця і всяка пашниця,
Коноплі під стелю, льон по коліна,
Щоби вас, хрещених, голова не боліла!
Віншую вас, пане господарю,
З тим добром, із тим гараздом,
Що ми такі добрі були,
Під ваш дім повернули,
Поверни вам, Господи,
На многії, благії літа!
Із давніх-давен до наших днів збереглася в Україні традиція такого новорічного віншування з побажаннями добра і достатку.
Тож хай у Новому 2020 році прийде мир, щастя, злагода і добробут у кожну оселю в Україні, Латвії, Ірані й у всьому світі!
Нехай усі культури взаємозбагачуються і розвиваються!
Хай повсюдно лунає радісний дитячий сміх!

Дилором Тоатова, г. Калуга, Россия.
Азизони ман!
Фарорасии соли нав бароятон фархундаву наку бод!
Саодату мухаббат хамнишинатон бод!

Валерий Давыдов, г. Чистополь, Россия.
Мира, любви, счастья!

Илхоми Икромпур, г. Москва, Россия.
Soli navi melodi baroi hama forsizabonhoi duniio muborak bod!

Артем Киракозов, г. Тбилиси, Грузия.
Год двухтысячидвадцатый,
Високосный, необычный,
Станет пусть для всех отличным
И восторгами богатым.
«Книге братьев» многотомной
Я с симпатией огромной
С Новогодним поздравленьем:
Всех пусть сбудутся хотенья!

Яшар Иззати, г. Сумгайыт, Азербайджан.
Поздравляю вас всех с новым годом!
Дай Аллах всем здоровья и счастья!!!

Карим Зарипов, г. Москва, Россия.
Соли нави милоди ба хамаи бародарони ирони муборак бод!

Татьяна Крупа, г. Харьков, Украина.
Від усієї душі вітаю з наступаючим Новим роком!
Бажаю миру, злагоди — країні, а її мешканцям — здоров'я!

Саед Али Азизи, г. Машхад, Иран.
سال خوبی داشته باشید!
سال نو مبارک!

Мариам Габриелян, г. Рига, Латвия.
Շնորհավոր Նոր տարի։
Թող նոր տարին լինի գեղեցիկը տեսնելու և գնահատելու, առողջության, մեր երկարատև մաքառումների, արդյունքների ճաշակման, չիրագործված հույսերի իրականացման, համերաշխության և սիրո տարի:

Шохрахмат Ашуров, г. Худжанд, Таджикистан.
Ассалому алейкум.
Бо камоли адаб,эхтиром,ва самимияти хос шумо хонум Мария ва дар катори шумо ахли пайвандонатон ва кули мардуми Ирон ва Иронзаминро ба фарорасии соли нави милоди 2020 табрик намуда.
Бароятон аз даргохи Яздони пок ниятхои неки дустонаро тамано дорам.
Илохо ба рискатон баракот ба хуснатон нури илохи ба зиндагиатон хушбахти,ба хонадонатон осоиш,ба ишкатон субот,ба мехратон вафо,ба умратон изат,ба ахдатон сидк,ба вучудатон сихати ато фармояд.
Бигзор худованди бузург хар яки шуморо аз мехрубонихояш сарфароз гардонад.
Ва хушбахтии харду оламро насибатон гардонад...

Керман туристический. Отель

0

Часть 1.

Исфахан, Шираз, Язд — эти туристические центры Ирана известны всему миру. Но не менее интересен для путешествия иранский город Керман и его окресности.
Разрабатывая новый туристический маршрут, мы семь дней провели в Кермане. Мы — это я, автор публикации, и Мария Пири — моя супруга и член Правления общества Друзей Ирана «Барадаран-наме».
Своими впечатлениями мы поделемся с вами. Эти несколько заметок будут не бесполезны желающим посетить этот регион Ирана...

Краткая справка.

Площадь остана (области) Керман 180.836 квадратных километров. Это одна из самых больших по площади административных областей Ирана. Но население здесь небольшое — менее 3-х миллионов человек. Здесь очень жаркий климат и большая часть территории — безводные и безлюдные пустыни и горы.

Административный центр провинции — горд Керман. Живут здесь 650 тысяч человек — в основном персы, тюрки и белуджи. Город находится на высоте более 1700 метров над уровнем моря. Основан он шахиншахом Ардаширом Первым из династии Сасанидов в III веке нашей эры.
Город сильно пострадал от землетрясения 1794 года.

Золотая монета Ардашира I. Gold coin of Ardashir I.

Вы прилетели или приехали в Керман. К сожалению, город не богат гостиницами. Тем более есть такие — куда лучше не соваться. Но об этом ниже...

Всю неделю пребывания в Кермане мы жили в гостинице «Ахаван». Скажу без преувеличения — это одна из лучших гостиниц, где мы останавливались в Иране. А за семь поездок в Иран мы много где побывали.
Гостиница «Ахаван» — семейное предприятие братьев Аскара и Амира Ахаван. Поэтому, она так и называется — «Аkhavan».

Карточка гостиницы «Ахаван». Card of the hotel «Akhavan».

Гостиница «Ахаван». Hotel «Akhavan».

Мы жили в 2-местном номере, очень уютном и благоустроенном. Утром в ресторане гостиницы нас ждал отличный завтрак, а вечером, по желанию, сытный и недорогой ужин из нескольких национальных блюд.
За гостиницей закреплены легковые такси, которые доставят гостя в любую точку города и даже за его пределы. Именно поэтому здесь абсолютно исключена любая попытка недобросовестного водителя нажиться за счёт мало знакомого с иранскими ценами гостя. Администратор — один из братьев Ахаван — и вызовет такси, и сообщит сколько будет стоить ваша поездка. Об этом я ещё буду рассказывать...

Наша комната. Our room.

Наша комната. Our room.

В гостинице «Ахаван» останавливаются группы из Европы, совершающие туры по Ирану. В Керман они заезжают на 2-3 дня. Я разговорился с туристами из Испании и Германии и выяснилась любопытная картина. Оказалось, что 2-недельное путешествие по Ирану испанцам обходится в 2700 евро, а немцам и того больше — в 4000 (!!!) евро. И это при том, что суточное проживание в гостинице «Ахаван» (с завтраком) стоит 12 евро с человека. То есть львиную долю прибыли кладут себе в карман турфирмы и, полагаю, что не иранские...

Мой совет всем, кто собирается в Иран: не связывайтесь с турфирмами. По Ирану можно прекрасно путешествовать самостоятельно, особенно, если вы владеете английским языком — хотя бы в объёме средней школы.
На деньги, которые перепадают вороватым турфирмам, вы купите много полезного, нужного и вкусного себе и своей семье. Пусть эти деньги достанутся тем, кто производит в Иране реальные товары и услуги.

Узнав, что мы намерены прожить в Кермане неделю, господин Аскар Ахаван сделал нам скидку по оплате и проживание в гостепреимной гостинице «Ахаван» нам обошлось в 8 евро с человека в сутки. Забегая вперёд скажу: полные расходы на наше 25-дневное путешествие по Ирану, где мы проехали и пролетели по стране не менее 4000 километров, вылилось в 20 евро на человека в день. Фантастика!

Холл гостиницы «Ахаван». Hall of the Akhavan Hotel.

Господин Аскар Ахаван. Mr. Askar Akhavan.

Лучшее время для путешествия по провинции Керман -  март—апрель и октябрь—ноябрь. Здесь есть много очень интересного — о чём я ещё буду рассказывать. А замечательная гостиница «Ахаван» и её гостепреимные хозяева братья Аскар и Амир сделают ваше путешествие комфортным, приятным и не забываемым. А о своём прибытии сообщите им по телефону или по интернету (на английском языке).

Добро пожаловать в гостиницу «Ахаван»! Welcome to the Akhavan Hotel!

Поскриптум.

Прилетев в Керман, мы ещё не знали про гостиницу «Ахаван» и поехали в «Традиционный отель Shahbaz».

Видя, что мы европейцы и полагая, что мы вероятно впервые в Иране, нас попытались развести как последних лохов. При отсутствии в этом горе-отеле постояльцев, нам предлжили комнату в подвале и без дверей, за 40 ( СОРОК!!!) евро в сутки.

Бегите отсюда подальше!

Kerman is tourist. Hotel.

Part 1.

Isfahan, Shiraz, Yazd — these tourist centers of Iran are known all over the world. But the Iranian city of Kerman and its surroundings is no less interesting for travel.
Developing a new tourist route, we spent seven days in Kerman. We are me, the author of the publication, and Maria Piri is my wife and member of the Board of the Baradaran-nama Friends of Iran Society.
We will share our impressions with you. These few notes will not be useless for those wishing to visit this region of Iran ...

Brief reference.
The area of ​​Ostan (region) Kerman is 180.836 square kilometers. This is one of the largest administrative areas of Iran. But the population here is small — less than 3 million people. It has a very hot climate and most of the territory is arid and deserted deserts and mountains.

The administrative center of the province is proud Kerman. 650 thousand people live here — mainly Persians, Turks and Balochis. The city is located at an altitude of more than 1700 meters above sea level. It was founded by Shahinshah Ardashir the First of the Sassanid dynasty in the 3rd century AD.
The city was badly damaged by the 1794 earthquake.

You flew in or arrived in Kerman. Unfortunately, the city is not rich in hotels. Moreover, there are those — where it is better not to meddle. But more about that below ...

The whole week we stayed in Kerman, we lived in the Akhavan Hotel. I will say without exaggeration — this is one of the best hotels where we stayed in Iran. And for seven trips to Iran, we have visited a lot.
Akhavan Hotel is a family business of the Askar and Amir Akhavan brothers. Therefore, it is called “Ahavan”.

We lived in a 2-bed room, very comfortable and comfortable. In the morning, an excellent breakfast was waiting for us in the hotel restaurant, and in the evening, if desired, a hearty and inexpensive dinner of several national dishes.
Passenger taxis are assigned to the hotel, which will deliver the guest to anywhere in the city and even beyond.

That is why any attempt by an unscrupulous driver to cash in at the expense of a guest who is not familiar with Iranian prices is absolutely ruled out. The administrator, one of the Ahavan brothers, will call a taxi and tell you how much your trip will cost. I’ll talk about this more ...

At the Akhavan Hotel, groups from Europe stay on tours of Iran. They drop in Kerman for 2-3 days. I talked with tourists from Spain and Germany and a curious picture emerged. It turned out that a 2-week trip to Iran to the Spaniards costs 2,700 euros, and the Germans even more — 4,000 (!!!) euros. And this despite the fact that the daily stay at the Akhavan hotel (with breakfast) costs 12 euros per person. That is, the lion's share of profit is put in the pocket of travel agencies and, I believe, not Iranian ...

My advice to everyone who is going to Iran: do not mess with travel agencies. You can travel perfectly independently in Iran, especially if you speak English — at least in the volume of a secondary school.
With the money that goes to the thieving travel agencies, you buy a lot of healthy, necessary and tasty for yourself and your family. Let this money go to those who produce real goods and services in Iran.

Upon learning that we intend to stay in Kerman for a week, Mr. Askar Akhavan gave us a discount on payment and accommodation at the hospitable Hotel Akhavan cost us 8 euros per person per day. Looking ahead, I’ll say: the full cost of our 25-day trip to Iran, where we traveled and flew at least 4,000 kilometers across the country, amounted to 20 euros per person per day. Fantasy!

The best time to travel around Kerman is March-April and October-November. There is a lot of very interesting here — what else will I talk about. And the wonderful hotel «Akhavan» and its hospitable owners, the brothers Askar and Amir, will make your trip comfortable, pleasant and not forgotten. And about their arrival, inform them by phone or on the Internet (in English).

Postscript.

Arriving in Kerman, we still did not know about the Akhavan hotel and went to the Shahbaz Traditional Hotel.

Seeing that we are Europeans and believing that we are probably the first in Iran, they tried to breed us as the last suckers. In the absence of guests in this mountain-hotel, we were offered a room in the basement and without doors, for 40 (FORTY !!!) euros per day.

Run away from here!

Пятый форум иранистов

0
На форуме. On the forum.

11 декабря 2019 года в резиденции Чрезвычайного и Полномочного Посла Исламской Республики Иран в Российской Федерации состоялся Пятый форум иранистов и преподователей персидского языка. Открыл форум Посол — Академик Мехди Санаи.
Состав участников форума был чрезвычайно широким. Это ректоры и деканы университетов, профессора и доценты, преподаватели и научные сотрудники.
Иранистику Латвийской республики на форуме представлял Руководитель общества Друзей Ирана «Барадаран-наме» В.Н.Галочкин.

Звучит гимн Исламской Республики Иран. The anthem of the Islamic Republic of Iran sounds.

Особый интерес участников форума вызвало выступление профессора Насер Такмиль Хомаюна «Состояние иранистики в Иране». Он подчеркнул, что только комплексное развитие иранистики вносит значимый вклад в эту науку. При этом рассматривать Иран следует как одну из древнейших общечеловеческих цивилизаций. 

Выступает профессор Хомаюн. Professor Homayun speaks.



Заведующая сектором иранских языков Института языкознания Российской Академии наук Елена Молчанова в своём докладе «Что необходимо для познания Ирана?» просто и логично доказала, что главное в познании этой страны — любить эту страну, любить Иран.

Выступает Елена Молчанова. Elena Molchanova speaks.



Молодой преподаватель фарси из Санкт-Петербургского университета Екатерина Писчурникова рассказала о 2-й части он-лайн курса персидского языка на платформе «Открытое образование».
Для всех, кто желает самостоятельно изучать фарси, мы приводим адрес этой замечательной разработки питерских филологов.

https://openedu.ru

Выступает Екатерина Писчурникова. Ekaterina Pischurnikova speaks.



Участники форума заслушали 24 доклада и выступления.

На форуме. On the forum.



А завершился форум радостной неожиданностью для всех его участников. Совместным решением Международной Гуманитарной Академии «Европа-Азия» и Института культуры мира (ЮНЕСКО) Академик Мехди Санаи получил заслуженную награду — золотую медаль «Роза Мира» в номинации «Миротворец Планеты».
Вручил медаль лауреату ректор Института культуры мира и президент академии «Европа-Азия» Энгель Тагиров.
Друзья Ирана из Латвии и наши товарищи за её пределами сердечно поздравляют Академика Мехди Санаи с этой высокой и заслуженной наградой.

Награждение. Rewarding.

Золотая медаль «Роза Мира». Gold medal «Rose of the World».

Академик Мехди Санаи. Academician Mehdi Sanai.

... Получило подарок и Латвийское общество Друзей Ирана «Барадаран-наме». Академик Санаи подарил и подписал свой научный труд — книгу «Взаимоотношения Ирана и Центральной Азии: тенденции и перспективы». Эта книга пополнила фонды нашей «Иранской библиотеки».

Иранская библиотека в Риге

11.12.2019. Мехди Санаи и Владимир Галочкин. 11.12.2019. Mehdi Sanai and Vladimir Galochkin.

Fifth Iranian Forum

On December 11, 2019, the Fifth Forum of Iranians and Persian Language Teachers was held at the residence of the Ambassador Extraordinary and Plenipotentiary of the Islamic Republic of Iran to the Russian Federation. The forum was opened by the Ambassador — Academician Mehdi Sanai.
The composition of the forum was extremely wide. These are rectors and deans of universities, professors and associate professors, teachers and researchers.
The Iranian studies of the Republic of Latvia were represented at the forum by the Head of the Friends of Iran Baradaran-Name Society, V.N. Galochkin.

Of particular interest to the forum participants was the presentation by Professor Nasser Takmil Khomayun, «The State of Iranian Studies in Iran.» He emphasized that only the comprehensive development of Iranian studies makes a significant contribution to this science. At the same time, Iran should be considered as one of the most ancient universal civilizations.

Elena Molchanova, Head of the Iranian Languages ​​Sector of the Institute of Linguistics of the Russian Academy of Sciences, in her report «What is necessary for knowing Iran?» simply and logically proved that the main thing in knowing this country is to love this country, to love Iran.

Yekaterina Pischurnikova, a young Farsi teacher from St. Petersburg University, spoke about the 2nd part of the online Persian language course on the Open Education platform.
For everyone who wants to study Farsi on their own, we provide the address of this wonderful development of St. Petersburg philologists.

https://openedu.ru

Forum participants heard 24 reports and speeches.

And the forum ended with a joyful surprise for all its participants. By a joint decision of the International Humanitarian Academy «Europe-Asia» and the Institute for a Culture of Peace (UNESCO), Academician Mehdi Sanai received a well-deserved award — a gold medal «Rose of the World» in the nomination «Peacemaker of the Planet».
Engel Tagirov, Rector of the Institute for Peace Culture and President of the Europe-Asia Academy, presented the medal to the winner.
Iranian friends from Latvia and our comrades outside of the country heartily congratulate Academician Mehdi Sanai on this high and well-deserved award.

... Received a gift and the Latvian Friends of Iran Society «Baradaran-name.» Academician Sana'i presented and signed his scientific work, the book «Relations between Iran and Central Asia: Trends and Prospects.» This book has replenished the funds of our «Iranian Library».

Иранская библиотека в Риге

Махтумкули Фараги

0

Часть 3.
Свой рассказ о великом сыне туркменского народа я начал с красивой и трогательной легенды, услышанной мною в юности

Махтумкули

Рассказал я и о нашей поездке в деревеньку Ак Токай, где поэт обрёл вечный покой

Махтумкули

А теперь самое главное — его стихи.
Разумеется, даже самый талантливый перевод стихов не передаёт глубину мысли и мелодичность слога. И особенно, если писались стихи гением. Тем не менее, давайте вникнем в их содержание...

БЕЗВРЕМЕНЬЕ
Мир, одержимый суетой,
Грешит безумными делами.
В Каруны метит род людской,
Все ныне стали крикунами.

В пороках тонет бай-скупец.
Где солнце праведных сердец?
В чертогах родины купец
Торгует жалкими рабами.

Иссякли воды наших гор,
Не рвётся ветер на простор...
Когда-то веселивший взор
Гурген пересечён врагами.

О царство непроглядной мглы!
Пустеют нищие котлы;
Народ измучили муллы
И пиры с их учениками.

Смертельно родина больна,
Разрушена и сожжена.
Джигиты в наши времена
В темницах стали стариками.

Грабёж да бедность... И греша,
Ожесточается душа.
И ветер, яростью дыша,
Огнём проходит над степями.

Истощены, угнетены
Отчизны лучшие сыны.
Лихие стали скакуны
Простыми вьючными ослами.

Достойный муж как трус дрожит;
Красавица забыла стыд;
Шах, как змея, народ язвит,
Хан вьётся вороном над нами.

Где честь? Где верность и любовь?
Из горла мира хлещет кровь.
Молчи, глупцу не прекословь,
Страна кишит клеветниками.

Язык мой против лжи восстал, —
Я тот час палку испытал.
Невежда суфий пиром стал,
Осёл толкует об исламе.

Злак не растёт в тени тюрьмы.
Померкли светлые умы.
Глупцы, надевшие чалмы,
Вдруг обернулись мудрецами.

Ворует вор, богач берёт,
И наг и нищ простой народ;
С живого шкуру бай дерёт,
И сладу нет с ростовщиками.

И горы, словно корабли,
По морю слёзному пошли,
И кровь из глаз Махтумкули
Бежит хазарскими волнами.

(Карун — в Библии — Корей — по мусульманским преданиям богач, обладающий несметными сокровищами. За скупость был проклят и поглощён землёй со всем богатством.)

НЕ СПИ!
Ты, названный божьим рабом,
С Аллахом считайся, не спи.
Мир этот исчезнет потом,
Скорей просыпайся, не спи!

Пусть жизни бездонна река,
Ты здесь не пробудешь века,
И юность твоя коротка,
Трудись же, старайся, не спи!

Нетленной вселенной народ,
Тебя не дождавшись, уйдёт.
Готовься! От мелких забот
Скорей избавляйся, не спи!

Коль нужен тебе мой совет:
Пленён суетою сует,
За всё понесёшь ты ответ.
Будь смел, не скрывайся, не спи!

Пусть мира конец этот сон,
Крик детства и старости стон
Мгновенны в движенье времён,
Но ты не сдавайся, не спи!

Пусть ищешь почёта себе,
Мирской отдаваясь борьбе,
К чужой равнодушен судьбе,
Греху не предайся, не спи!

Не меряй все блага грошом,
Что толку в богатстве большом,
Корыстным не стань торгашом.
Добром занимайся, не спи!

ЕСЛИ
Коль нет богатства у джигита,
Безвестен он в родном краю,
Но будет имя знаменито
Тех, кто врагов разил в бою.

Нет сыновей — твой род прервётся, —
И канет имя в глубь колодца.
Бесплоден дух, коль не взметнётся
Мечта, подобная копью.

В кочевьях радости в избытке, —
Пускай ковры лежат в кибитке;
Но жизнь в безделье хуже пытки, —
Должна быть воля к бытию.

Махтумкули уменье ценит:
Ум и копьё врага подденет;
Беда, коль друг в бою изменит,
Прольёшь напрасно кровь свою!

ДЖИГИТ
Вырастет — праздным бездельником станет
С детства ленивый и сонный джигит,
Счастья к себе ни за что не приманит
Голодом злым изнурённый джигит.

Мудрый совет не исправит дурного,
Доброму хватит единого слова;
И, спотыкнувшись, оступится снова
Новых чарыков лишённый джигит.

Саблею машет иной горделиво —
Конь так и пляшет под ним черногривый.
Но убежит с поля битвы трусливо
Доблестью не одарённый джигит.

Может глупец разболтать что угодно.
Перья вороны для стрел не пригодны.
Разве себя поведёт благородно
Ветренностью заражённый джигит?

... Кровнику ты не отплачивай кровью,
Хлеб ему дай, пусть поест на здоровье,
Ласкою будет согрет и любовью.
Гость твой — нуждой отягчённый джигит.

Вдовый горбунью прекрасной считает,
Золото медью бесстрастный считает,
Ангела ведьмой ужасной считает
По пустякам обозлённый джигит.

Станет богатство змеёй плотоядной,
Кровь она будет сосать беспощадно,
Если закята не выплатит жадный,
Низкой наживой прельщённый джигит.

Знайте, Фраги только истину пишет,
Люди дурные неправдою дышат —
Праведных слов никогда не услышит
Богом самим обойдённый джигит.

(Закят — налог в пользу духовенства.)

ПРИШЛОСЬ
Любовь и море не имеют дна,
В безмерной страсти мне гореть пришлось.
Играет сердцем, как щепой волна,
Безумство волн мне одолеть пришлось.

Я спал. Был грозен пробужденья миг.
Любовь трудна, я это знал из книг.
Но глубины страданья не постиг,
За это муку мне терпеть пришлось.

Любовь, как вздох, как трепет ветерка,
Едва коснувшись -  снова далека.
И всё острей, и всё светлей тоска,
О прошлом счастье мне скорбеть пришлось.

Как маленькое солнце твой зрачок,
Костёр любви огнём меня обжёг,
Я счастлив тем, что я любовь сберёг,
Что мне её запечатлеть пришлось.

Тебе вручён неоценимый дар.
Будь с хрупкой вазой бережным, гончар,
К ней тянет руки грубые базар,
Венцом любви тебе владеть пришлось.

Отравленного выпил я вина.
И только ты ценить меня вольна.
Я крепость строил — рухнула стена.
В свою же мне попасться сеть пришлось.

Махтумкули, по воле волн, плыви,
Нет берегов, страдалец, у любви,
Друзей на помощь больше не зови,
Рабом любви мне умереть пришлось.


Makhtumkuli Faragi

Part 3
I began my story about the great son of the Turkmen people with a beautiful and touching legend that I heard in my youth

Махтумкули

I also talked about our trip to the village of Ak Tokai, where the poet found eternal peace

Махтумкули

 

And now the most important thing is his poems.
Of course, even the most talented translation of poems does not convey the depth of thought and the melody of the syllable. And especially if poetry was written by a genius. However, let's delve into their content ...

 

TIMELESS
A world obsessed with vanity
Sin by crazy deeds.
In Karuni, the human race marks
Everyone has now become screamers.

Buyer is drowning in vices.
Where is the sun of righteous hearts?
Merchant in the chamber of the motherland
Trades miserable slaves.

The waters of our mountains have run out
The wind does not break into the open ...
Once a gaze
Gurgen is crossed by enemies.

O kingdom of impenetrable darkness!
Beggar boilers empty;
The people tormented the mullahs
And feasts with their students.

Mortally sick,
Destroyed and burned.
Dzhigits in our time
In the dungeons they became old men.

Robbery and poverty ... And sin,
The soul becomes hardened.
And the wind, breathing with fury
Fire passes over the steppes.

Depleted, Depressed
Homelands are the best sons.
Dashing steel horses
Simple pack donkeys.

A worthy husband trembles like a coward;
The beauty forgot shame;
Shah, like a snake, people are ulcerating,
Khan crows like a raven over us.

Where is the honor? Where is fidelity and love?
Blood gushes from the throat of the world.
Be quiet, do not rebuke the fool,
The country is teeming with slanderers.

My tongue rebelled against lies, —
I experienced a stick that hour.
The ignorant Sufi became a feast,
Donkey talks about Islam.

Grain does not grow in the shadow of the prison.
Bright minds faded.
Fools who put on their turban
Suddenly they turned into sages.

A thief steals, a rich man takes
And naked and poor people;
From a live skin, the bayer is tearing,
And there is no slad with usurers.

And mountains like ships
They went along the tearful sea
And blood from the eyes of Makhtumkuli
Runs by the Khazar waves.

(Karun — in the Bible of Korea — according to Muslim legends, a rich man with innumerable treasures. For stinginess he was cursed and swallowed up by the earth with all the wealth.)

DO NOT SLEEP!
You called God's servant
Count with Allah, do not sleep.
The world will disappear later
Wake up soon, don’t sleep!

May life be a bottomless river
You will not be here for centuries
And your youth is short
Work hard, try not to sleep!

Imperishable universe people
Without waiting for you, he will leave.
Get ready! From petty worries
Get rid of it soon, don’t sleep!

If you need my advice:
Captured by the vanity of vanities
You will bear the answer for everything.
Be brave, do not hide, do not sleep!

May the world end this dream
Cry of childhood and old age moan
Instant in the movement of time
But don’t give up, don’t sleep!

May you seek honor for yourself
Worldly surrendering to the struggle
To a stranger indifferent to fate,
Do not indulge in sin, do not sleep!

Do not measure all blessings penniless
What is the use of great wealth
Do not become a mercenary merchant.
Do good, do not sleep!

 

IF A
Since the dzhigit does not have wealth,
He is unknown in his native land
But the name will be famous
Those who defeated enemies in battle.

There are no sons — your race will end, —
And the name will sink deep into the well.
Barren spirit, since it doesn’t take off
A spear-like dream.

In the nomads of joy in abundance, —
Let the carpets lie in the wagon;
But living in idleness is worse than torture, —
There must be a will to be.

Makhtumkuli skill appreciates:
The mind and spear of the enemy will succumb;
The trouble is, since a friend in battle will change,
Spill your blood in vain!

JIGIT
Will grow up — become an idle loafer
Since childhood, a lazy and sleepy dzhigit,
Happiness for himself will never beckon
Hungry evil exhausted dzhigit.

Wise advice will not fix the evil
Good is enough for a single word;
And stumbling, stumbles again
New Charyk devoid of a horse.

The saber waves another proudly —
The horse dances underneath the mane.
But run away from the battlefield cowardly
Valor is not a gifted dzhigit.

Can a fool talk anything.
Crow feathers are not suitable for arrows.
Does he behave nobly
An infected dzhigit windfall?

... do not repay blood to the blood man,
Give him bread, let him eat for health,
Weasel will be warmed and love.
Your guest — a needy weighed dzhigit.

Widowed hunchback considers beautiful
Gold impassive copper believes
Angela considers a witch terrible
For nothing, a pissed jigit.

Wealth will become a carnivorous snake,
She will suck blood mercilessly
If Zakat does not pay greedy,
Low profit seduced dzhigit.

Know, frags only write the truth,
Bad people breathe injustice —
He will never hear righteous words
God himself circumvented a horseman.

(Zakat is a tax in favor of the clergy.)

 

CAME
Love and the sea have no bottom
In immeasurable passion I had to burn.
He plays with his heart, like a wave of chips,
I had to overcome the frenzy of the waves.
I was asleep. The awakening moment was terrible.
Love is difficult, I knew it from books.
But the depths of suffering did not comprehend
I had to endure flour for this.Love is like a sigh, like the thrill of a breeze,
Barely touching — again far away.
And everything is sharper, and all is brighter
I had to grieve for the past happiness.Like a little sun your pupil
The fire of love burned me with fire
I'm happy that I saved love
What I had to capture it.You have been given an invaluable gift.
Be careful with a fragile vase, potter,
A rude bazaar is reaching for her hands,
You had to own the crown of love.I drank poisoned wine.
And only you are free to value me.
I built a fortress — the wall collapsed.
I had to get into my own network.Makhtumkuli, by the will of the waves, swim,
No coast, sufferer, love
Don't call friends for help anymore
I had to die a slave of love.